ИСКУССТВО В УСЛОВИЯХ ИСКУССТВЕННО ОФОРМЛЕННОЙ ЖИЗНИ:
ПРЕДИСЛОВИЕ

Последние достижения в области высоких технологий, таких как робототехника, био- и генная инженерия, нанотехнологии, позволяют сделать вывод, что современное общество находится не только на пороге очередной научно-технологической революции, но и вступает в качественно иной период своего исторического развития. Особенность этого периода – в максимально полном использовании знаний о первоосновах живой и неживой материи, знаний о физической природе человека. Фундаментальное отличие – в том, что могущественные технологии, до сих пор изменявшие главным образом окружающий мир, сегодня оказываются нацелены на самого человека. 

Стремление выйти за пределы собственных границ, обозначенных словом «sapiens» .е. интеллектуальные способности), было присуще человеку во все времена. Наиболее четкое отражение этих многовековых устремлений можно найти в словах русского философа Николая Бердяева: «Человек есть существо, себя преодолевающее». Однако подвергнуть радикальной трансформации те его качества, которые обозначаются словом «homo» .е. его геном, физиологию, нейро-систему, телесность и т.д.) – такое становится возможным только в нынешнюю эпоху. Современного человека все более тяготит зависимость от неподконтрольных ему факторов – пространства и времени, собственных психофизических данных. Ограниченности, патологии, ущербности – все это начинает осознаваться в качестве проблем, допускающих и даже требующих технологических решений. 

Природа человека, таким образом, начинает восприниматься как полигон для самых разнообразных манипуляций и модификаций, имеющих целью не только задачи исцеления человека, но и его улучшения. Технологии подобного вмешательства разрабатываются самым широким диапазоном научных дисциплин – от генетики и синтетической биологии, до целого спектра нейро- и биомедицинских наук. Следующий шаг – радикальная модификация человека и окружающих его живых существ. В качестве перспективного направления в этом отношении в последнее время рассматриваются нанотехнологии. Здесь речь идет о манипуляциях, осуществляемых в масштабах нанометров, т.е. отдельных молекул. 

Произведения искусства, рождающиеся в условиях искусственно оформленной жизни,
не могут не делать эту искусственность своей неизбежной темой.

Подобные научные исследования, одновременно уникальные, интересные и пугающие, воспринимаются представителями гуманитарных наук как предмет, обязательный для глубокого осмысления и анализа. Насколько этичны научные эксперименты, каковы перспективы широкого распространения новейших технологий, и каким станет наш мир после этого – вот лишь некоторые из того круга вопросов, которые сегодня активно обсуждаются в этих областях. Не остались в стороне от общественной дискуссии на эту тему и представители искусства, интерпретируя в своих произведениях как формальные, так и смысловые особенности языка новых технологий. Казалось бы, интересы художников в этой сфере должны целиком ограничиваться областью имажинативной игры, что всегда и ожидалось от изобразительных искусств. Именно так дело и обстоит в кинематографе и мейнстриме от искусства, которые охотно используют визуальные эффекты новых медиа, ориентированные на смену впечатлений. 

Однако в последнее десятилетие на территории современного искусства возник и оформился целый ряд художественных произведений, которые впрямую рефлексируют над техническими приемами и методами новейших технологий. Средством создания этих работ служит живая или жизнеподобная материя, а способом – экспериментальные биомедицинские и информационные технологии. Произведения искусства, рождающиеся в подобных технобиологических (постбиологических) условиях – в условиях искусственно оформленной жизни – не могут не делать эту искусственность своей неизбежной темой. Поэтому наибольший интерес в этих работах представляют собой те художественные стратегии, цель которых заключается в переходе от озабоченности интерпретационными практиками к прямой операционной деятельности, где технология оказывается непосредственно связанной с целевым состоянием организма.

Средством создания этих произведений искусства служит живая или жизнеподобная материя, 
а способом – экспериментальные биомедицинские и информационные технологии.

Произведения техно-био-художников – это усложненные представления о жизни. Возникшие, как правило, в лабораториях и часто в сотрудничестве с научно-исследовательскими центрами, эти работы являют нам новый тип искусственно организованного времени. Такого времени, которое сочетает в себе знаки существования как живого организма, так и технически воспроизводимого изделия. Однако время само по себе, длительность, а значит и сама жизнь не могут быть показаны зрителю непосредственно. Поэтому главным жанром технобиологического искусства становится техническая документация, в которую входят чертежи, комментарии и видеоматериалы к проектам. Именно в этой точке документация становится незаменимой, становится залогом жизни как таковой: документация вписывает существование того или иного существа в историю, превращает его существование в жизнь – неважно, «на самом ли деле» живое это существо или искусственное. 

Сегодня технобиологическое искусство является тем местом, где опробываются различные художественные инновации. Чтобы оно не оставалось малопонятной экзотикой для широкого зрителя, в рамках международной антологии «Эволюция от кутюр» Калининградский филиал ГЦСИ представляет коллекцию документальных фильмов о самых ярких проектах, реализованных художниками в последние годы с применением новейших технологий XXI века – искусственной жизни, робототехники, био- и генной инженерии. Мы надеемся, что этот проект даст емкое представление о нынешней стадии развития экспериментального искусства, и будет способствовать творческому диалогу художников разных стран, равно как и пробуждению в публике понимания своеобразного языка искусства новых технологий. 

Дмитрий Булатов
Куратор проекта, Государственный центр современного искусства
(Калининградский филиал, Россия)